Антон Гопко (antongopko) wrote in darwiniana,
Антон Гопко
antongopko
darwiniana

Categories:

Другими глазами

Оригинал взят у antongopko в Другими глазами
Почему ни в одном языке нет слова для обозначения цвета нашего тела? Почему если бы на свете существовали циклопы, то они бы "делали" нас в компьютерные игры? Почему к кролику нельзя незаметно подкрасться сзади, а к человеку можно? Способны ли негры краснеть и бледнеть? Какой была бы письменность, если бы наш мир состоял главным образом из прозрачных предметов? Что мы видим в те мгновения, пока мозг обрабатывает новую зрительную информацию? Какая связь между оптическими иллюзиями и геометрией Лобачевского? Почему читать проще, чем писать, при том что говорить и слушать примерно одинаково просто? Бывают ли у собак синяки?

На эти и на множество других неожиданных вопросов ответит книга, которая совсем недавно вышла в издательстве Corpus. Рекомендую:

157.81 КБ

Чем же она хороша? Ну, не в последнюю очередь, тем, что переводчик - я. Однако этим её достоинства отнюдь не исчерпываются.

Вначале о заголовке. Вообще-то в оригинале книга называется не так. Вот обложка американского издания:

13.52 КБ

Иначе говоря, "Революция зрения", причём буква "R" выделена другим цветом - как будто бы хулигански добавлена к слову "эволюция". К сожалению, грамматика русского языка не позволяет перевести это название напрямую - "Рэволюция зрения", - разве что на пишущей машинке Остапа Бендера. Вот и приходится изворачиваться. Я предлагал вариант "Революция зрительной системы", редактор предпочёл "Революцию в зрении". Откровенно говоря, мне не нравится ни так, ни эдак, а потому и лезть в бутылку я не стал.

Ну да не в названии дело. Заглавие - это, как ни парадоксально, не главное. Вы лучше взгляните на подзаголовок: "Что, как и почему мы видим на самом деле". Уверяю, вас, вы не имеете об этом ни малейшего представления. Я, пока не прочёл эту книгу, тоже не имел. Зато теперь смотрю на мир совершенно другими, новыми глазами и всё никак им не нарадуюсь. Кстати, этот подзаголовок тоже редакторский. Мой перевод был более дословный, но для обложки, вероятно, чересчур громоздкий: "Как последние исследования опровергли всё, что, как мы думали, было известно о человеческом зрении". Звучит многообещающе, не правда ли? Поверьте, реальность превзойдёт самые смелые ваши ожидания!

Теперь об авторе. Автор - американский нейробиолог Марк Чангизи (на фото справа):

46.28 КБ

Пишет он очень легко. На первый взгляд, я бы даже сказал, слишком легко. Докинз, например, тоже легко пишет, но его лёгкость - аристократическое изящество оксфордского профессора. А Чангизи - типичный американец. Пишет, типа, "для тупых", для большей доходчивости то и дело аппелируя к явлениям массовой культуры: голливудским фильмам, песням популярных рок-групп, рекламным роликам, комиксам, телешоу и т п. Вот, к примеру, отрывок из предисловия:

<<Именно этим и собирается заняться данный учёный в данной книге – выявлением способностей. Точнее, сверхспособностей. А ещё точнее, сверхспособностей, связанных со зрением, - в общей сложности четырёх, по одной на каждый из основных аспектов зрения: цветность, бинокулярность, реактивность и распознавание очертаний. Если же выражаться языком супергероев, то это будут телепатия, предвидение, спиритизм и рентгеновское зрение. Сейчас вы, вероятно, думаете: «Откуда у нас взяться этим способностям? Автор, предполагающий такое, наверняка чокнутый». Позвольте мне сразу же вас успокоить: в этой книге не будет никаких рассказов о сверхъестественном. Да, я в самом деле утверждаю, что мы обладаем четырьмя этими сверхспособностями, но обеспечиваются они нашими материальными организмами и мозгами, безо всяких таинственных сил, волшебства и мошенничества. Поверьте, я занудный, упёртый учёный сухарь, который раздражается, когда по какому-нибудь из научно-популярных кабельных каналов показывают передачу о «призраках», «мистике» и тому подобной чепухе.

Но почему же тогда я пишу о сверхспособностях? Кто-то, вероятно, скажет, что, дескать, нет волшебства – нет и сверхспособностей. Может, и так. Но я склонен утверждать, что волшебства нет, а вот сверхспособности всё же существуют. Я называю четыре вышеназванные способности сверхспособностями, потому что все они обычно приписываются сказочным персонажам и считаются недоступными нам, простым смертным.

То, что мы обладаем зрительными сверхспособностями, и никто из нас об этом даже не догадывался, - вот одна из причин, почему, я думаю, данная книга доставит вам удовольствие. В конце концов, сверхспособности – это весело. С этим не поспоришь. Но речь в книге пойдёт далеко не только о них. Каждая из этих четырёх сверхспособностей является лишь верхушкой одного из айсбергов, а под поверхностью скрывается глобальный вопрос, касающийся нашей с вами природы. Настоящая цель моей книги – дать ответы на вопросы «почему». Почему мы видим в цвете? Почему наши глаза направлены вперёд? Почему они иногда нас обманывают? Почему буквы имеют именно такую форму?

Но, скажите на милость, какая может быть связь между этими серьёзными научными вопросами и сверхспособностями? Мне бы крайне не хотелось выдавать все ответы разом – им будет посвящено всё дальнейшее повествование, но в качестве приманки могу дать несколько подсказок. Своё цветовое зрение мы используем для того, чтобы видеть человеческую кожу, и благодаря этому способны оценить эмоциональное состояние своих друзей или недругов (телепатия). Наши глаза направлены вперёд, и потому мы можем видеть сквозь предметы, будь то наши собственные носы или хаос из окружающих нас объектов (рентгеновское зрение). Зрительные иллюзии возникают оттого, что наш мозг, вместо того чтобы как следует распознавать настоящее, пытается выстроить картину будущего (предвидение). Ну и, наконец, буквы эволюционировали на протяжении веков таким образом, чтобы их форма напоминала природные объекты, потому что природные объекты – это именно то, что мы приспособлены видеть лучше всего. А буквы позволяют нам беспрепятственно читать мысли как живых людей, так и... умерших (спиритизм)>>.


Поначалу эта попсовая веселуха меня оттолкнула. Хорошо, что я пересилил себя и не отложил книгу, а стал читать дальше. Дальше, впрочем, оказалось ещё хлеще. Автор высказывает предположения одно нелепее другого, задаётся в высшей степени дурацкими вопросами и бессовестно спекулирует, чтобы вдруг, как по мановению волшебной палочки, подвести под весь этот свой "гон" строгую научную базу и железобетонную аргументацию. Восхитительно! Когда критическое мышление и научный подход идут рука об руку с творчеством и фантазией, то общий результат оказывается куда больше суммы составных частей.

Фантазия у Чангизи, в самом деле, экстраординарная, почти болезненная. Он буквально фонтанирует идеями и задумками. Но как бы далеко ни уводили его неожиданные ассоциации, в каких бы высоких эмпиреях он ни витал, он никогда, НИКОГДА, не выпускает из рук нить, связывающую его с реальностью.

"Революция в зрении" - это захватывающий взгляд на такой, в сущности, удивительный феномен, как зрение, с точки зрения (простите за тавтологию) эволюции. Не "грузя" читателей подробностями про "как" автор сосредоточивается на вопросах "почему" и "зачем". Вот что он сам пишет по этому поводу всё в том же предисловии:

<<Ну а кто же я такой, помимо того что занудный, упёртый учёный подписчик кабельного телевидения? Я нейробиолог-теоретик, иными словами я использую своё образование в области физики и математики, чтобы предлагать и проверять новые нейробиологические теории. Если же говорить более конкретно, то я интересуюсь функциями и устройством мозга, организма, поведением и восприятием. В биологии вообще и в нейробиологии в частности меня больше всего увлекает то, почему всё устроено именно так, а не иначе, а не то, как всё на самом деле работает. Если вы опишете мне все те механизмы в мозге, которые лежат в основе нашего восприятия цвета, я всё равно не перестану задаваться более важным для меня вопросом: «Почему мы вообще выработали у себя в процессе эволюции механизмы, осуществляющие такое восприятие?» Этот вопрос направлен на выяснение конечной причины, почему мы такие, какие мы есть, а не непосредственных причин (заставляющих мои глаза тускнеть от скуки). Чтобы пытаться искать ответы на такие «почему», мне пришлось также изучать эволюцию, потому что только зная её закономерности, а также те условия окружающей среды, в которых формировался тот или иной признак (скажем, цветовое зрение), можно прийти к конечному ответу. Это моё мнение, в связи с чем мне правильнее будет называть себя эволюционным нейробиологом-теоретиком. Вот почему эта книга не только посвящена четырём новым идеям в науке о зрении, но и делает больший упор на «эволюцию», а не на «революцию».>>

Книга, что приятно, основана на оригинальных исследованиях самого автора и состоит из четырёх глав, друг с другом практически не связанных - этакие четыре научные "новеллы", одна увлекательнее другой. Скажу несколько слов о каждой и приведу несколько показательных цитат.

Глава 1. Цветовая телепатия

В этой главе Чангизи подробно рассказывает о том, что такое цвет (думаете, вы знаете?) и зачем нам нужно цветовое зрение, убедительно доказывая, что у наших предков оно возникло с целью тонкого различения оттенков кожи. Поначалу эта идея обескураживает, и я было сперва воспринял её в штыки. Но, дочитав до конца, вынужден был полностью разделить точку зрения автора.

Вот маленький фрагмент:

<<Изо дня в день мы видим вокруг себя лица, лишённые растительности, они сопровождают нас на протяжении миллионов лет нашей эволюционной истории, и потому безволосое лицо кажется нам чем-то таким же естественным, как и наличие двух глаз. Безволосые морды других приматов не удивляют нас ни в малейшей степени. Зато вид человеческого лица, полностью заросшего мехом, может вызвать целую бурю эмоций, и, чтобы поглазеть на него на ярмарке, мы готовы платить деньги (см. рисунок 8). Привычка к безволосым лицам и безволосой коже делает для нас крайне затруднительным осознание того, насколько странная это штука – лысая физиономия.

Морда типичного млекопитающего покрыта шерстью. Первые приматы были такими же волосатыми, как и все остальные звери, и только некоторые из современных видов обзавелись заметными безволосыми участками у себя на мордах. Мы, лысомордые приматы, - странный курьёз природы, и нашим мохнатым предкам было бы стыдно видеть, как откровенно мы щеголяем своей голой кожей. А тот факт, что у нас есть и другие лысые участки – зад, половые органы и иногда грудь – только усилил бы их смущение. Но самые бессовестные нарушители приличий – это люди, которые вообще почти полностью избавились от шерсти.

Чем объяснить этот загадочный эксгибиционизм? Почему у большинства млекопитающих морда шерстистая, а у нас и у горстки наших сородичей-приматов на ней имеются оголённые участки? В свете обсуждавшейся здесь гипотезы о цвете кожи ответ напрашивается сам собой. Колебания окраски можно заметить на безволосой, а не на заросшей мехом коже. Но если предположить, что безволосые участки возникли ради кожной сигнализации, то не должны ли мы будем обнаружить их именно у тех приматов, которые обладают цветовым зрением? Иначе говоря, эволюция цветового зрения, превращающего кожу в экран цветного кожевидения, без наличия лысых участков не имеет смысла – не на чем кино крутить.

Оказалось, что так и есть: приматы, обладающие цветовым зрением, – это те самые приматы, на мордах которых имеются оголённые участки, в то время как у приматов, лишённых цветового зрения, морды обычные звериные, покрытые шерстью. На рисунке 9а изображены типичные представители приматов, не имеющих полноценного цветового зрения в нашем понимании, и они несомненно мохнаты. Среди же приматов, обладающих цветовым зрением, выделяются два различных типа. У обезьян Нового Света, показанных на рисунке 9б, цветовым зрением обладают только самки. А у обезьян Старого Света, вроде нас с вами (рисунок 9в), и самцы, и самки способны видеть в цвете. Как видно из рисунка, для обеих этих групп обезьян характерны безволосые участки. Что касается полуобезьян, то обычно они не имеют цветового зрения, и морды их покрыты мехом, однако те два их представителя, у которых всё-таки есть цветовое зрение, рвут шаблон и оголяют свою физиономию (два верхних фото на рисунке 9б).>>


Интересно, а?

Добавлю ещё, что, раз уж в этой главе идёт речь о цвете кожи, то автор естественным образом касается проблемы расизма, и показывает нам её с совершенно новой, неожиданной стороны.

Глава 2. Рентгеновское зрение

В этой главе Чангизи задаётся непростым вопросом: зачем нам нужно бинокулярное зрение. Казалось бы, всем известно, зачем: чтобы видеть объём. Однако всё далеко не так просто. Предоставляю опять слово автору:

<<Выгодно оно или нет, в любом случае это странно. У нас два глаза, две картины мира, две точки обзора. Так почему же результирующее изображение воспринимается нами так, как будто оно создаётся только одним глазом, видящим только одну картину из единственной точки обзора? И где конкретно находится эта точка, если ни в одной из двух настоящих точек обзора? Ну, последнее выяснить несложно. Надо просто открыть глаза и спросить себя: откуда, по-нашим ощущениям, мы смотрим? Правильный ответ будет такой: из точки, которая находится посередине между глаз, чуть позади верхней части носа.

Итак, мы обозреваем мир из точки в центре лба, где никакого глаза на самом деле нет. Но и это ещё не всё. Из этой точки вы должны были бы смотреть на свой нос сверху вниз, однако ваша единственная, обобщённая картина мира содержит целых два изображения вашего носа: его правую сторону мы видим слева, а левую справа, как это показано на рисунке 7в. И окончательно сбивает с толку то, что оба эти «носа» прозрачны!

Как же могло выйти, что наше восприятие делает такие ошибки? И как же мы справляемся с этим? К счастью, немногие из людей задаются вопросами о том, чем они смотрят, сколько у них носов, где те расположены и прозрачны ли. Это вновь приводит нас к сравнению зрительного восприятия с рабочим столом компьютера, уже обсуждавшемуся в главе 1 (см. раздел «Отблески цвета»). Как мы помним, рабочий стол выглядит именно так, а не иначе, потому что это удобно, а не потому что его внешний вид в точности отражает содержимое компьютера. Точно так же и наше зрительное восприятие сформировалось в процессе эволюции, поскольку приносило пользу, а не воспроизводило мир перед нашими глазами со всей аккуратностью. (Или лучше сказать так: в тех случаях, когда оно всё-таки воспроизводит реальность дотошно, это из-за того что такое воспроизведение приносит пользу). Если бы наш головной мозг мог довольствоваться двумя отдельными изображениями, то никаких иллюзий не требовалось бы. Но поскольку он предпочёл видеть единую обобщённую картинку там, где её по сути нет, ему пришлось «пойти по виртуальной дорожке». Ведь если взять два правдивых изображения и «впечатать» одно в другое, то получившая в результате мазня вряд ли окажется такой уж реалистичной. Следовательно, по вышеизложенным причинам, наше восприятие является в некотором роде иллюзией. Иллюзией, которую мы прекрасно умеем истолковывать. И эта иллюзия полезна, поскольку она обеспечивает такую единую обобщённую картину мира, на которой животное видит и выступающие части своего тела, и то, что находится за ними.>>


Вот ещё одна выдержка, напрямую касающаяся проблемы объёмного зрения - а точнее, вопроса, не слишком ли это высокая плата за невозможность видеть то, что происходит сзади от нас:

<<Поскольку обычно люди считают, что наличие двух глаз связано с восприятием объёма и глубины (явление, называемое стереопсисом), имеет смысл поинтересоваться, а так ли трудно оценивать расстояния между предметами в одноглазом мире видеоигр. Ответом на этот вопрос будет нет, не особенно. Степень реалистичности изображения настолько высока, что даёт массу способов определить расстояние между различными участками арены действия. И это касается даже только отдельных скриншотов. Когда же вы действительно играете в игру, перемещая своего персонажа, расстояния определить и того проще благодаря ещё одному заметному свойству объёмных картин, называемому параллаксом движения: те предметы в вашем поле зрения, которые находятся ближе к вам, двигаются быстрее тех, что расположены дальше.

Наша способность ловко и искусно маневрировать в хорошо прорисованном виртуальном мире наводит на мысль, что стереопсис не так важен, как это зачастую думают. И в самом деле, его значение для реальной жизни оказалось на удивление трудно выяснить. Потеряв один глаз, люди лишаются не только бинокулярности, но и существенной части своего поля зрения вообще, однако даже они сами не чувствуют себя зрительно неполноценными. Известны одноглазые лётчики, гонщики, хирурги и пираты. Учёные не смогли найти достоверных доказательств даже тому, что с такими людьми чаще случаются дорожно-транспортные происшествия.

Итак, те, у кого нет бинокулярного зрения, не слишком страдают от нехватки ощущения глубины и объёма. А есть ли что-нибудь, что мы действительно теряем при утрате бинокулярности?>>


Хотите знать ответ? Читайте книгу "Революция в зрении"!

Глава 3. Ясновидение

Тех, кто считает себя совершенным венцом творения, эту главу читать не рекомендуется: могут испытать острый баттхерт. В ней Чангизи отталкивается от банальной истины, о которой мы, однако, редко задумываемся: обработка любой информации требует времени, а значит, чтобы корректно воспринимать настоящий момент, нужно обладать даром предвидения. Вот как красиво Чангизи формулирует суть проблемы:

<<Настоящее – это тонкое лезвие ножа, непрерывно скользящее вперёд. Наиболее важная информация о настоящем заключена в самом настоящем, однако пока вы успеваете осмыслить эту информацию, её уже нельзя использовать в настоящем, поскольку к тому моменту она становится информацией о прошлом: новое настоящее вступает в свои права. Как же нам в таком случае удаётся жить в настоящем и не выглядеть по-идиотски? Как нам удаётся не ударяться о каждый появляющийся на пути предмет? Как нам удаётся дваать дёру от льва до того, как тот прыгнет? Как нам удаётся остроумно пошутить во время званого ужина, прежде чем разговор перейдёт на другую тему?

Один из способов решить эту проблему – жить только в крайне статичных окружающих  условиях. Если мир не меняется никогда или почти никогда, то время похоже не столько на лезвие ножа, сколько на широкий обеденный стол. Или, если у вашей окружающей среды имеются какие-то быстро меняющиеся параметры, постарайтесь сделать так, чтобы вас они не касались. Растения пошли этим путём, и потому опасность выглядеть по-идиотски им практически не грозит.>>


И далее:

<<Действительно ли наши мозги работают так медленно, что мы вынуждены прибегать к ясновидению? Сколько времени требуется нашей зрительной системе, чтобы обработать световые сигналы и получить годное для восприятия изображение? Ответ – примерно одна десятая доля секунды. Если бы мы, не мудрствуя лукаво, воспринимали происходящее вокруг нас на основании попадающего на нашу сетчатку света, тогда наше зрительное восприятие показывало бы нам то, каким мир был одну десятую секунды назад. Одна десятая секунды кажется вам не стоящей беспокойства мелочью? В таком случае просто представьте себе такое действие, как ходьба. Даже если вы раздражающе медленно плетётесь со скоростью один метр в секунду, за одну десятую секунды вы проходите одну десятую метра или десять сантиметров. И если бы ваш головной мозг не озаботился предвидением будущего, то любой предмет, появляющийся в пределах десяти сантиметров от вас, вы бы замечали только уже пройдя мимо него или же врезавшись в него. Это несоответствие станет гораздо более плачевным, если вы перейдёте на бег. А теперь представьте себе, что вам нужно поймать мяч, который летит на вас со скоростью десять метров в секунду, то есть приблизительно двадцать миль в час. Если вы не будете компенсировать задержку работы мозга при помощи предвидения, то сможете узнать, что мяч находится перед вами на удобном для захвата расстоянии одного метра, только когда он уже переместится на метр относительно данной точки и примерно на двадцать пять градусов относительно соответствующей ей точки вашего поля зрения.>>

Рассказ о том, каким образом нашему мозгу удаётся предвидеть будущее, естественным образом перетекает в разговор о том, какая "лажа" может при этом возникать. То есть об оптических иллюзиях:

<<Ясновидение и те способы, которыми оно позволяет нам видеть мир «в режиме реального времени», - всё это само по себе интересно, что, в свою очередь, само собой разумеется. Но, помимо прочего, данные закономерности важны ещё и потому, что вытекающие из них следствия дают нам понимание многих таинственных оптических явлений, - в частности, загадочных классических геометрических иллюзий. На самом деле именно эти иллюзии впервые натолкнули меня на мою гипотезу о восприятии настоящего. Меня осенило, что их можно было бы объяснить тем, как наша зрительная система старается воспроизвести настоящее мгновение, а рисунок из расходящихся лучей ошибочно внушает ей, будто мы движемся вперёд. Но чего я не предвидел, так это того, до какой степени моё предположение окажется полезным для объяснения и других классов иллюзий тоже. Где-то через пару лет после того как я пришёл к пониманию, что геометрические иллюзии – это ложное восприятие настоящего, я начал замечать, что и другие оптические иллюзии, порой выглядящие совершенно иначе, обладают некоторыми общими чертами с теми классическими геометрическими иллюзиями, которые были предметом моих исследований. И я пришёл к выводу, что моя идея может служить в качестве «предвидения о предвидениях», то есть предсказывать ещё не открытые исследователями оптические иллюзии, вызываемые самыми разнообразными зрительными стимулами. Иными словами, мне пришло осознание, что моя мысль насчёт давно известных обманов зрения была началом некой «теории великого объединения иллюзий». Вообще-то, когда кто-нибудь начнёт рассказывать вам о теории великого объединения чего угодно, обычно я в таких случаях советую вежливо кивнуть, затем спросить, где тут туалет, и улизнуть через окно. Однако если ни магические кристаллы, ни ясновидение, ни «люди в чёрном», монтирующие видеоплёнку наших воспоминаний, ни надвигающееся будущее, ни неевклидова геометрия вас не отпугнули, то теперь уж, наверное, вы будете читать до конца.>>

Будем, будем!!!

Ну и, наконец, глава 4. Спиритизм

Эта глава особенно любопытна тем, что речь в ней идёт не о биологической эволюции, а о культурной. А именно, об эволюции письменности. Отрадно видеть, как естественнонаучный подход всё увереннее захватывает территории так называемых гуманитарных дисциплин, которые благодаря этому получают шанс оставить позади долгий этап натурализма (юного и не очень) и стать наконец настоящими науками. Влияние докинзовской теории мемов здесь пристутсвует несомненно, хотя, возможно, и неосознанно (ни имя Докинза, ни слово "мем" в тексте не упоминаются). Попутно Чангизи позволяет себе массу интереснейших спекуляций о роли письменности в формировании человеческого общества.

Вот как глава начинается:

<<Общение с мертвецами – это то требование, которое мы, смертные, регулярно предъявляем нашей психике. Глубоко неуважаемый медиум Джон Эдвард из телепередачи «По другую сторону» говорит находящимся в студии зрителям, будто может слышать их умерших родственников, однако в большинстве случаев умение слышать мысли мёртвых – эта та сверхспособность, которой мы, судя по всему, не обладаем. Можно с уверенностью утверждать, что она целиком и полностью относится к области фантастики (и Эдвард тут не исключение). Тем не менее, достаточно лишь самую малость подумать, чтобы понять, что мы слышим голоса мертвецов постоянно – когда... читаем. С изобретением письменности мёртвые внезапно обрели способность говорить с живыми. (Что до передачи мыслей в обратном направлении, то тут прогресс идёт несколько медленнее). Откуда вам знать, может, я уже умер, и вы упражняетесь в спиритизме прямо сию минуту. Рад за вас!

До появления письменности единственным способом сохранить своим мыслям жизнь и после своей смерти было сочинить историю или мелодию, достаточно запоминающуюся для того, чтобы люди воспроизводили её, собравшись у костра, из поколения в поколение. Немногим счастливцам удалось выдумать песню или сказку с настолько длинными ногами (хороший пример – «Илиада» Гомера). И если наши предки были хоть сколько-нибудь похожи на нас, то главными хитами их репертуара наверняка было что-нибудь вроде «трали-вали» или «моя зайка меня бросила», а вовсе не «вот вам мой совет, которого вы не просили» или «никогда не ешьте молочно-белых ягод». Использовать здесь в качестве магнитофонной плёнки собственных детей – дело, вероятно, гиблое (не будут ли они наперекор вам специально говорить противоположное?), но в любом случае сопряжённое с произносимым словом, которое будущие поколения без труда поймут. Вопрос в том, как сохранить свой голос, чтобы он был услышан. Голоса слишком легковесны и бесплотны: пытаться сохранить их надолго – это всё равно что делать семидесятифутовую передачу в американском футболе, используя кусок зефира вместо мяча. Зефир – лёгкая ноша, но далеко его не забросишь. Возможно, если вы будете громко кричать во время мощного извержения вулкана, то стремительно откладывающиеся слои вулканического пепла сохранят рябь от звуковых волн, создаваемых вашим голосом, и какой-нибудь хитроумный археолог в один прекрасный день расшифрует её. Одна беда: далеко не всё из того, что вы сказали бы при подобных обстоятельствах, можно повторить в приличном обществе.

То, что доисторическим людям всё-таки удалось оставить после себя, обычно представляет собой нечто твёрдое и прочное, вроде Стоунхенджа или статуй моаи на острове Пасхи. Подобные «футбольные передачи» летят прямо по назначению, – правда, больше они напоминают не мяч, а огромную фуру с двумя тоннами зефира, которую не в состоянии поймать ни один из членов команды. Грандиозные монументы хороши, если вам нравится пускать пыль в глаза соседним племенам да выхваляться перед потомками своим могуществом. Но если ваша цель состоит в том, чтобы оставить сообщение действительно понятное, тогда эта тактика будет менее успешной, чем сочинение высокопарных стихов, и более тяжёловесной в самом прямом смысле слова. Единственное, что мы можем с уверенностью утверждать на основании информации, переданной подобным образом, - это то, что у данных древних людей было слишком много свободного времени. Что и говорить, не самое содержательное послание с того света.

Изобретение письменности изменило наши способности к спиритизму раз и навсегда. А также изменило весь мир. Теперь чтение пронизывает все аспекты нашей с вами повседневной жизни: в современного доме трудно будет отыскать такое помещение, в котором где-нибудь не хранились бы написанные слова, и, вероятнее всего, в большом количестве. Многие из нас прочитывают в день больше предложений, чем слышат. А между тем, чтение – дело очень сложное. Оно включает в себя обработку тысяч крошечных фигурок за короткое время. Текст только этой книги образован 300 000 чёрточек, а во многих длинных романах их насчитывается существенно более миллиона. И мы, люди, не просто являемся высококвалифицированными читателями: в нашем головном мозге, по-видимому, имеются зоны, специально предназначенные для зрительного распознавания слов. Исходя из этого, для марсианина, только начинающего заниматься изучением людей, будет вполне простительно заключить, что наша с вами способность к чтению выработалась в ходе эволюции. Но, разумеется, это не так. Чтение и письмо – недавние изобретения человечества, которые появились всего несколько тысяч лет назад, а во многих частях света и того позднее. Мы читаем, используя глаза и мозги своих неграмотных предков. И это задаёт нам непостижимую загадку: почему нам так хорошо удаётся столь противоестественное занятие? Мы читаем с такой лёгкостью, как если бы были созданы для этого, но мы не были созданы для этого. Откуда же у нас взялась такая сверхспособность?

Чтение как сверхспособность? «Не будет ли это лёгким преувеличением?» – возможно, спросите вы. Вовсе нет! Чтобы лучше осознать всю ценность данного навыка, попробуйте в следующий раз, когда ваши первобытные соседи придут к вам в гости со своим изумительным кексом пещерного приготовления, поразить их тем, как легко вы можете обмениваться информацией со своим супругом или супругой, не произнося ни слова – только при помощи… письма или чтения. Они наверняка будут впечатлены, но отнюдь не потому, что вы используете символы. Они и сами постоянно оставляют символы друг для друга: например, сушёная голова над входом в пещеру указывает на жилище колдуна. Кроме того, они владеют разговорной речью и понимают, что издаваемые ими звуки – это, в конечном счёте, тоже символы. Но в устроенной вами светской забаве их ошеломит то, с какой лёгкостью вам удаётся проделывать свой фокус. Как ваша жена может считывать слова со страницы настолько быстро? Понимая, что в том, чтобы оставлять на бумаге значки, которые потом кто-нибудь расшифрует, нет ничего сверхъестественного, они, тем не менее, решат, что вы слишком уж искусны в этом деле, и, несмотря на все ваши протесты, определённо являетесь какими-то волшебниками-шаманами. Не ускользнёт от их внимания и то, что ваша сверхспособность не теряет своей силы даже тогда, когда написавший находится далеко. Или давным-давно умер. Их волосы поднимутся дыбом, беседа станет натянутой, и ваши гости уйдут, не дождавшись десерта. Позже вы заметите, что их пещерные дети больше не бросаются копьями в ваших детей и вообще держатся от них подальше. Как гласит поговорка, что для предыдущего поколения – торнадо, то для следующего – джакузи. Мы слишком свыклись с письменностью, чтобы отдавать себе отчёт в том, насколько это круто. Однако ваши первобытные соседи будут смотреть на дело иначе.>>


А вот ещё один отрывочек:

<<Если бы вы увидели носорога со всадником на спине, то удивились бы. Вообще-то всадник показался бы вам нелепым почти на любом крупном животном, будь то жираф, бизон, гну, медведь, лев или горилла. С другой стороны, верхом на лошади всадник смотрится вполне естественно. Если вы не выросли на ферме и не наблюдали изо дня в день, как лошади пасутся на лугах, то, значит, вероятнее всего, вы видели их по большей части в книгах, по телевизору и в кино, где они, как правило, несли на себе седока. Если исходить из вашего «городского» опыта, то лошадь без всадника может показаться прямо-таки чем-то противоестественным! Инопланетяне, которым довелось бы наблюдать взаимоотношения человека и лошади в те времена, когда лошадь была основным средством передвижения, могли бы ошибочно заключить, что это животное было умышленно создано, чтобы возить людей на своей спине. Но, разумеется, лошади не рождаются взнузданными и осёдланными, и эволюция формировала их не затем, чтобы на них ездили. Они эволюционировали десятки миллионов лет в саваннах и прериях, задолго до того, как какому-то примату пришла в голову дурацкая идея вскарабкаться на одну из них. Так отчего же тогда лошади оказались так хорошо приспособлены к своей роли «автомобиля» в мире людей?

Лошади не были просто так «выдернуты» из природы и «встроены» в жизнь человеческого общества, как есть. Чтобы эта «пересадка» прошла успешно, вокруг них должна была сформироваться «культурная обёртка». Лошадей нужно было спаривать, растить, кормить, давать им кров, объезжать и чистить их. Людям пришлось изобрести бессчётное количество всевозможных инструментов, необходимых для выполнения новых задач по «прилаживанию» лошади к жизни среди людей, так что возник целый рынок «лошадиной индустрии». Люди разрабатывали различные способы верховой езды и обучались им – каждый из этих способов имел свои преимущества в управлении мощным зверем. Даже облик наших жилищ и поселений должен был преобразиться: лохани с водой перед любым общественным заведением, конюшни повсеместно в городах, улицы достаточной ширины для проезда экипажей, и всё в таком духе. То, что лошади кажутся приспособленными для всадников – это иллюзия, возникшая вследствие культурной адаптации человеческого общества к лошадям.

Как лошадь возникла не для кареты, так и глаза – не для газеты. Ваши глаза, читающие сейчас эту книгу, - дикие глаза, те же самые глаза и та же самая зрительная система, какие имелись и у ваших не знавших письменности предков. Однако хотя ваша зрительная система и родилась без «уздечки», теперь она «осёдлана» чтением. Наше с вами умение читать представляет собой не бóльшую загадку, чем объезженная лошадь: «Как же нашей древней зрительной системе удалось так хорошо приспособиться к жизни в современном, интенсивно читающем обществе?»

Глаза могут показаться естественным средством для считывания информации, и, в самом деле, зрение, вероятно, подходит для этой цели лучше, чем осязание или вкус, точно так же как лошади лучше годятся для верховой езды, чем носороги. Но как лошадь не способна удачно вписаться в человеческую культуру, до тех пор пока сама культура не изменится, чтобы быть приспособленной к лошадям, так же и наша зрительная система не могла бы быть укрощена и использована для чтения, если бы культура не сформировала такую письменность, которая соответствует требованиям зрительной системы. Культура приложила все усилия для создания иллюзии, будто эволюция сделала нас умеющими читать, хотя в действительности это и не так. Давайте же теперь перейдём к вопросу, что же именно сделала эволюция культуры, чтобы помочь нашей зрительной системе так хорошо справляться с чтением.>>


Далее Чангизи анализирует более 90 различных систем письменности и приходит к выводу, что... В общем, к очень интересным выводам приходит, но, поверьте, лучше не комкать, а читать всё целиком.

Ну а завершается эта невероятно интересная книга следующим финальным аккордом:

<<Общим знаменателем наших зрительных сверхспособностей является то, что все они – результат эволюции, будь то эволюция путём естественного или же культурного отбора. И только рассматривая зрение в контексте его эволюции, можно надеяться на революционные открытия, касающиеся природы наших возможностей. Не бывает революции без эволюции.>>

Лучше и не скажешь! Приятного всем чтения!

* * *

Кстати, у того же автора есть книга о музыке. Ещё не читал, но умираю от любопытства!

Да, и мой давным-давно анонсированный перевод "Слепого часовщика" - одной из трёх лучших, подлинно великих книг Ричарда Докинза - наконец-то тоже будет опубликован ближайшей осенью.
Subscribe

  • Кто первым разработал мысль об эволюции

    304. Мир вышел из того образа первородного греха, в который впал первый Адам и потому он несет этот образ первородного греха, и потому все в этом…

  • ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

    www.transhuman.ru www.bessmertie.ru www.2045.ru www.2084.ru www.eternalmind.ru www.gerontology.ru www.starenie.ru www.kriorus.ru…

  • БЕССМЕРТИЕ (версия № 33 от 22.04.2014)

    С древнейших времён люди искали пути к бессмертию, но лишь современным учёным удалось вплотную приблизиться к решению этой сложнейшей задачи.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments